Как защитить деловую репутацию организации?

Положительная деловая репутация предприятия — залог его успешной деятельности, стабильного положения на рынке товаров, работ и услуг. Она важна независимо от роли, которую выполняет предприятие (инвестор, заказчик, застройщик или подрядчик). На нее ориентируется дольщик, ведь ему небезразлично, какому застройщику доверить свои деньги. То же самое можно сказать и о подборе подрядчика (генерального подрядчика) для реализации инвестиционного проекта. Переоценить значение положительной деловой репутации сложно. Именно поэтому вновь созданные организации стремятся быстрее создать себе благоприятный имидж, а успевшие хорошо зарекомендовать себя на рынке заинтересованы в сохранении безупречной деловой репутации.
Однако достижение успеха в решении этой задачи зависит не только от усилий со стороны самого предприятия, его управленцев и трудового коллектива. Конкуренция порой порождает нечестные правила борьбы за место под солнцем. Публикации в печатных изданиях и телесюжеты, к сожалению, не всегда доносят правдивую информацию до потребителя. В некоторых случаях «заказные» материалы направлены на искажение фактов.
Итак, что понимать под деловой репутацией предприятия? Что считается распространением порочащих сведений? Как противостоять этому и привлечь обидчика к ответственности? Обо всем этом — в данной статье.

Необходимая теория

Правила защиты чести и достоинства граждан, а также деловой репутации юридических лиц приведены в ст. 152 ГК РФ. Сведения признаются порочащими честь, достоинство или деловую репутацию, если они не соответствуют действительности. Причем обязанность доказать правдивость информации закон возлагает на ее распространителя.
Недостоверная информация о предприятии может распространяться разнообразными способами. Кроме уже названных нами статей в печатных изданиях и телесюжетов ущерб деловой репутации может быть нанесен в деловой переписке, анонимных письмах, в сети Интернет, в устной форме (например, в публичных выступлениях) и т.д. Если порочащие деловую репутацию сведения были распространены в средствах массовой информации, то они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. При этом пострадавшее лицо имеет право разместить свой ответ в том же СМИ. Если недостоверные сведения содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву. Если посягнувшее на деловую репутацию организации лицо отказывается выполнить эти требования, то пострадавшая сторона для защиты своих интересов может обратиться в суд.
Обратите внимание: если решение суда распространителем недостоверной информации не исполнено, суд вправе наложить на нарушителя штраф. Однако его уплата не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие (п. 4 ст. 152 ГК РФ).
Кроме того пострадавший от распространения недостоверной информации наряду с опровержением таких сведений вправе требовать возмещения убытков и морального вреда (п. 5 ст. 152 ГК РФ). В случае если установить недоброжелателя не удалось, потерпевшее лицо может обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.
Вот, пожалуй, и все, что сказано в Гражданском кодексе о деловой репутации юридических лиц. Остальные нюансы разъяснены в постановлениях Пленума Верховного суда и информационных письмах Президиума ВАС РФ. Об актуальности затронутой нами темы свидетельствуют также многочисленные решения федеральных арбитражных судов разных округов.

Что противоправно и наказуемо?

Исковое заявление о защите деловой репутации организации суд примет только при наличии трех условий:
— распространение информации;
— сведения носят порочащий характер;
— данные не соответствуют действительности.
При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ N 3*(1)).
Под распространением сведений, порочащих деловую репутацию, понимается их опубликование в печати, трансляция по радио и телевидению, демонстрация в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет (а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи), изложение в публичных выступлениях, заявлениях, сообщение в той или иной (в том числе, устной) форме хотя бы одному лицу.
Обратите внимание: сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если сообщившее их лицо приняло достаточные меры конфиденциальности, чтобы не допустить разглашения информации третьим лицам.
Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности в то время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах. Для их обжалования и оспаривания предусмотрен иной судебный порядок.
Наконец, порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении организацией действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые дискредитируют деловую репутацию юридического лица.

Куда жаловаться?

Известно, что иск юридического лица может рассматриваться как в суде общей юрисдикции, так и в арбитражном суде. Дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности разрешаются арбитражными судами и не подведомственны судам общей юрисдикции. Такие разъяснения даны в п. 3 Постановления Пленума ВС РФ N 3. Причем это правило распространяется на иски не только предприятий и организаций, но и физических лиц, в том числе индивидуальных предпринимателей. Соответственно, если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или ПБОЮЛ в другой сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомственен суду общей юрисдикции.
Обратите внимание: в силу п. 1 ст. 152 ГК РФ предприятие, обратившееся с иском о защите своей деловой репутации обязано доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этой информации.

Кто виноват?

Прежде всего, авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. Если такие сообщения появились в средствах массовой информации, то виновными являются автор и редакция соответствующего СМИ. Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то данное лицо также является ответчиком. При опубликовании (ином распространении) не соответствующих действительности сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) ответчиком по делу является редакция, то есть организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющих производство и выпуск данного СМИ (ч. 9 ст. 2 Закона о СМИ*(2)). В случае если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного СМИ. Такая позиция Пленума ВС РФ изложена в п. 5 Постановления N 3.

Внесудебный порядок защиты

Право и порядок опровержения в СМИ установлены ст. 43 и 44 Закона о СМИ. Организация вправе потребовать опровержения не соответствующих действительности сведений, обратившись в редакцию напрямую (без представления судебного иска). Если редакция не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязана опровергнуть их в том же СМИ. При этом если организация предоставила текст опровержения, то именно он должен быть доведен до третьих лиц — читателей, телезрителей, радиослушателей и т.д. (конечно, при условии, если этот текст соответствует требованиям Закона о СМИ). Редакция радио-, телепрограммы, обязанная распространить опровержение, может предоставить представителю предприятия возможность зачитать собственный текст и передать его в записи. В опровержении должно быть указано:
— какие сведения не соответствуют действительности;
— когда и как они были распространены данным СМИ.
Опровержение в периодическом печатном издании должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение», как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение или материал. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение или материал.
Законом введены ограничения по объему опровержения. Оно не может более чем вдвое превышать объем опровергаемого фрагмента распространенного сообщения или материала, но и не должно быть короче одной стандартной страницы машинописного текста. Опровержение по радио и телевидению не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста.
Споры между СМИ и пострадавшей от распространения недостоверной информации организацией могут возникать не только из-за места и объема опровержения, но и из-за сроков его выхода. Сроки опровержения порочащих сведений также установлены законом. В частности, оно должно последовать:
1) в СМИ, выходящих в свет (в эфир) не реже одного раза в неделю, — в течение 10 дней со дня получения требования об опровержении или его текста;
2) в иных СМИ — в ближайшем выпуске.
О предполагаемом сроке распространения опровержения либо об отказе в его распространении (с указанием оснований отказа) редакция обязана в письменной форме уведомить организацию в течение месяца со дня получения требования об опровержении либо его текста.

Обращение в суд

Судебная защита деловой репутации может осуществляться путем:
— опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений;
— возложения на нарушителя обязанности уплатить денежную компенсацию морального вреда;
— возмещения убытков.
Компенсация морального вреда и убытки в случае удовлетворения иска подлежат взысканию в пользу истца, а не других указанных им лиц (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ N 3).
В случае если выпуск средства массовой информации, в котором были распространены порочащие сведения, на время рассмотрения спора прекращен, суд может обязать редакцию за свой счет дать опровержение или оплатить публикацию ответа пострадавшей организации в другом средстве массовой информации.

Казнить нельзя, помиловать!

В соответствии со ст. 57 Закона о СМИ редакция, главный редактор, журналист освобождаются от ответственности за распространение информации, не соответствующей действительности, если такие сведения:
— присутствуют в обязательных сообщениях;
— получены от информационных агентств;
— содержатся в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, органов местного самоуправления*(3) и т.п.;
— являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений участников конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений;
— содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи;
— являются дословным воспроизведением сообщений и материалов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности.
Этот перечень является закрытым. Тем не менее возникает вопрос: что предпринять организации в одной из таких ситуаций? Например, если сведения, порочащие ее деловую репутацию, распространены в авторской программе, вышедшей в прямом эфире, или опубликованы в журнале (газете) в качестве отчета о состоявшейся конференции. Кто в данном случае должен нести ответственность? Ответчиками будут выступать те физические и юридические лица, от которых оспариваемые сведения поступили в СМИ.
В свою очередь, на редакцию СМИ может быть возложена обязанность сообщить о решении суда (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ N 3). Кроме того, редакция обязана опубликовать опровержение таких сведений (п. 8 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 46*(4)).
Приведем Постановление ФАС ПО от 07.03.2006 N А06-1015/2-15/05. В газете было опубликовано интервью с чиновником областного министерства, который утверждал, что конкретная организация осуществляет недобросовестную предпринимательскую деятельность, незаконным образом присваивала бюджетные средства и т.д. Представители данной организации обратились в суд с иском о признании этой информации не соответствующей действительности, размещении опровержения и компенсации морального вреда. В качестве ответчиков по делу организация просила привлечь редакцию газеты и областное министерство. Судьи в своем решении указали следующее. Поскольку публикация в газете является дословным воспроизведением речи должностного лица (министра), редакция газеты ответственности за ее содержание не несет. В результате обязанность выплаты денежных средств в счет возмещения морального вреда была полностью возложена на министерство.

Исковая давность

Разъяснения о применении сроков исковой давности к данным спорам даны в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ N 3. Иски организаций о защите деловой репутации являются требованиями о защите неимущественных прав. Поэтому на них в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом. В частности, в соответствии со ст. 45 и 46 Закона о СМИ отказ редакции в опровержении порочащих сведений либо в помещении ответа пострадавшего лица может быть обжалован в суд в течение года со дня распространения указанных сведений. Лицо, в отношении которого была распространена ложная информация, вправе обратиться в суд с иском к редакции средства массовой информации о защите своей деловой репутации без ограничения срока.

Компенсация морального вреда

Способ и размер компенсации морального вреда установлены ст. 1101 ГК РФ. Во-первых, такая компенсация всегда осуществляется в денежной форме. Во-вторых, закон предписывает, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.
Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
Разъясняя практическое применение этих правил, Пленум ВС РФ в п. 15 Постановления N 3 указал, что если не соответствующие действительности сведения распространены в СМИ, то суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений.
Если редакция СМИ добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее пострадавшую организацию, которая обратилась в суд с иском о взыскании компенсации морального вреда, то суд должен учесть это обстоятельство в качестве смягчающего ответственность.
Обратите внимание: государственная пошлина по искам о выплате морального вреда взимается на основании пп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ (для организаций — 2000 руб.), а не в процентном отношении к сумме, определенной судом в качестве его компенсации.

Взыскиваем убытки

Убытки у организации, в отношении которой распространена порочащая информация, возникают в связи с несколькими факторами. Во-первых, потенциальные клиенты могут обратиться к услугам других фирм. Во-вторых, у предприятия может появиться неопределенность в осуществлении своей дальнейшей хозяйственной деятельности. При таких обстоятельствах само руководство может отказаться (на определенный период) от привлечения новых контрагентов и заключения с ними договоров. В-третьих, понятно, что отвлечение представителей административно-управленческого персонала организации на «улаживание» сложившейся ситуации (для восстановления репутации предприятия) может привести к кризису в руководстве, несвоевременному принятию решений и т.д., а значит — к возникновению убытков.
Пленум ВС РФ в п. 16 Постановления N 3 подчеркнул, что при рассмотрении дел о возмещении убытков, причиненных распространением ложной информации, суд должен руководствоваться требованиями ст. 15 ГК РФ. Иными словами, компенсации подлежит как реальный ущерб, так и упущенная выгода (неполученные доходы, которые пострадавшее лицо имело бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его деловая репутация не была опорочена).
В качестве примера можно привести следующий случай. Два предприятия (потенциальные заказчик и исполнитель) заключили договор о намерениях. Однако в эфире муниципальной радиокомпании прозвучали сведения, порочащие деловую репутацию потенциального исполнителя. Узнав об этом, контрагент отказался от подписания основного договора возмездного оказания услуг. В данной ситуации пострадавшая сторона может обратиться в суд с иском к муниципальной радиокомпании о защите деловой репутации путем опровержения прозвучавших в радиопередаче порочащих сведений и о взыскании убытков, причиненных их распространением.
Основной сложностью для организации в этом случае является подтверждение убытков, ведь точное определение их размера практически невозможно. Если организация не сможет доказать, что убытки возникли вследствие распространения сведений, не соответствующих действительности, судьи откажут ей в праве на получение их компенсации. Например, применительно к приведенному примеру, возможны два варианта дальнейшего развития событий. Если единственной причиной отказа потенциального заказчика от продолжения хозяйственных отношений с потенциальным исполнителем действительно стала ложная информация, прозвучавшая в радиоэфире, то суд удовлетворит требования о взыскании с редакции программы понесенных убытков. Если потенциальный заказчик отказался от подписания основного договора по причине невыполнения потенциальным исполнителем условий соглашения о намерениях, то суд откажет в иске. Так, в ситуации, приведенной в п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 46, реальной причиной разрыва взаимоотношений контрагентов было непредставление потенциальным исполнителем в установленный протоколом о намерениях срок проекта программы выполнения работ. Поэтому арбитражный суд, признав оспариваемые сведения порочащими деловую репутацию, обязал редакцию радиокомпании их опровергнуть. В то же время суд отказал в удовлетворении требования о взыскании убытков, так как посчитал недоказанной причинную связь между прозвучавшей в эфире информацией и заявленными убытками.

За клевету — уголовная ответственность

Уголовная ответственность для лица, виновного в распространении порочащих сведений, может наступить в качестве дополнения к уже рассмотренным нами последствиям. Согласно п. 6 Постановления Пленума ВС РФ N 3 если действия лица, распространившего не соответствующие действительности сведения, содержат признаки преступления, предусмотренного ст. 129 УК РФ (клевета), потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности. При этом отказ в возбуждении уголовного дела, его прекращение или вынесение приговора не исключают возможности предъявления иска о защите деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

Судебная практика вселяет надежды?

Как устранить конкурента?

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с иском к ОАО, которое в адрес ГУ «Федеральный лицензионный центр» и ФГУП «Росстройизыскания» направило письма с просьбой лишить ООО лицензии на производство инженерно-строительных изысканий за многократные нарушения законов либо направить дело в судебную инстанцию. В обоснование данных обстоятельств в письмах ОАО указано: «В основном оно (ООО) специализируется на перепродаже работ, привлекая при производстве работ либо предприятия, либо специалистов по трудовым договорам»; «На протяжении 2002-2004 годов это предприятие заключало договоры и выполняло работы по производству инженерных изысканий в нарушение лицензионного законодательства»; «Руководитель ООО: заменяет титульные листы в отчетах и «штампы» на чертежах (в нарушение закона об авторских и смежных правах) и передает их заказчику» и т.д. В Постановлении от 12.12.2006 N Ф03-А24/06-1/4540 ФАС ДВО признал данные сведения порочащими деловую репутацию ООО, так как ОАО не представило суду доказательств соответствия распространенных в письмах сведений действительности.

Критические замечания или порочащие сведения?

Чаще всего суду приходится выбирать между этими двумя категориями. Подрядная строительная организация обратилась с иском об опровержении сведений, содержащихся в письмах граждан, опубликованных в газете, порочащих деловую репутацию и о взыскании 100 тыс. руб. в качестве возмещения нематериального вреда. Недостоверными организация посчитала следующие сведения:
1) ЗАО является подрядчиком строительства дома и пытается получить прибыль за счет дольщиков;
2) ЗАО приобрело 20 квартир за символическую стоимость;
3) ЗАО чинит оскорбительные препятствия жителям дома, сдерживает регистрацию квартир жильцов и т.д.
Несмотря на явную нелицеприятность приведенных заявлений, суд отказал подрядчику в удовлетворении его требований. Судьи указали, что в письмах граждан, опубликованных газетой, не содержатся сведения о недобросовестных действиях ЗАО, нарушающих закон или моральные принципы. Поэтому суд расценил высказанные в письмах и публикации суждения как критические, а не порочащие деловую репутацию истцов (Постановление ФАС ВСО от 10.10.2006 N А74-1106/06-Ф02-4881/06-С2).

Новый хозяин хуже прежнего

Ситуации, рассмотренные ФАС УО (Постановление от 22.01.2007 N Ф09-12038/06-С6) и ВВО (Постановление от 08.12.2005 N А43-5790/2005-4-127), сходные. Смена собственника на предприятиях сопровождалась газетными публикациями о том, что происходит снижение средней заработной платы рабочих и объема средств, выделяемых на социальные программы, что часть работников вынуждают уйти в отпуск без сохранения заработной платы, в то время как деньги «оседают в карманах новых хозяев предприятия» и т.п.
В первом из названных постановлений судьи рассуждали следующим образом. Газета не представила доказательств соответствия изложенных сведений действительности, поэтому они должны быть опровергнуты. Между тем, как указано в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ N 3, при рассмотрении дел о защите деловой репутации судам следует различать: имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.
Проанализировав содержательно-смысловую направленность высказываний автора статьи («грядет массовое сокращение», «ситуация настолько удручающая, что люди грозят массовыми акциями протеста»), суд пришел к выводу о том, что указанные утверждения выражают субъективное мнение автора, так как относятся к событиям, которые еще не произошли, а возможны в будущем. Такие фразы суд признал оценочными, не являющимися предметом судебной защиты. Остальные опубликованные сведения судьи также не признали порочащими деловую репутацию, поскольку они не содержат утверждений о нарушении организацией действующего законодательства, ее недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота.
Судьи ФАС ВВО, напротив, удовлетворили иск предприятия, обязав редакцию газеты опубликовать опровержение и выплатить 100 тыс. руб. компенсации. Проанализировав формулировки «трудовой коллектив поставили на колени», «беспредел продолжается, но говорить об этом уже нельзя», «налоговые выплаты сократились более чем в 10 раз», «квалифицированных специалистов увольняют потому, что они не хотят участвовать в доносительстве и молчать» и т.д., судьи пришли к выводу, что они содержат утверждения о нарушении организацией действующего законодательства, характеризуют ее как недобросовестного контрагента, не соответствуют действительности и наносят вред деловой репутации.

Руководство УФНС — к ответу!

В последнее время все чаще встречается фраза: «В ходе проведения контрольных мероприятий установлены факты, позволяющие сделать вывод о наличии в действиях налогоплательщика признаков недобросовестности, направленных на незаконное получение из бюджета денежных средств в виде возмещения НДС». Можно ли, обратившись в арбитражный суд, квалифицировать эти сведения как порочащие деловую репутацию организации?
Ответ на этот вопрос зависит от того, где содержится это утверждение. Чтобы пояснить ситуацию, рассмотрим Постановление ФАС МО от 11.12.2006 N КГ-А41/11807-06. События в данном случае развивались следующим образом.
1. Организация предъявила НДС к вычету и получила от ИФНС отказ.
2. Решение налоговиков предприятие обжаловало в вышестоящий налоговый орган.
3. УФНС по г. Москве оспариваемым письмом направило налогоплательщику и нижестоящему налоговому органу ответ на полученную жалобу. В нем предприятию было отказано в предоставлении вычета по НДС и содержалась приведенная выше формулировка.
Эту фразу организация расценила как распространение не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию сведений и обратилась в суд с просьбой обязать УФНС по г. Москве направить опровержение в адрес районной налоговой инспекции, в которой оно состоит на налоговом учете, и выплатить денежную компенсацию в размере 50 тыс. руб.
Суд обратил внимание налогоплательщика на то, что информация, представленная в письме, за пределами системы налоговых органов не распространена. Пунктом 6 ст. 32 НК РФ установлено, что налоговые органы обязаны соблюдать налоговую тайну. Таким образом, сведения, изложенные в письме УФНС по г. Москве, предназначены для использования исключительно в пределах налоговых органов и потому пересылка указанного официального документа не может считаться распространением сведений.
Доказательства доведения упомянутых сведений помимо налоговых органов иным лицам в материалах дела отсутствует. Организация документально не подтвердила, что сведения, изложенные в оспариваемом письме, негативно повлияли на ее деловую репутацию и отразились на осуществлении предпринимательской деятельности.
В результате суд отказал предприятию в удовлетворении иска, напомнив, что любой налогоплательщик, считающий свои права нарушенными (решениями или действиями налогового органа), вправе их обжаловать в соответствии с нормами гл. 19 и 20 НК РФ.
Вместе с тем Президиум ВАС РФ в Постановлении от 23.01.2007 N 11984/06 указал, что предприниматель вправе обратиться в арбитражный суд с иском о защите деловой репутации, если налоговики предоставили министерству энергетики и ЖКХ и прокуратуре недостоверную информацию по вопросам уплаты им налогов.

О физических лицах — участниках конфликтов

Арбитражный суд не будет рассматривать дело, если распространенная недостоверная информация касается не юридического лица, а его сотрудников. Так, в пункте 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 46 рассмотрена следующая ситуация. Организация обратилась в арбитражный суд с иском о возмещении редакцией газеты убытков, вызванных публикацией сведений, порочащих ее деловую репутацию, и об опровержении их в установленном порядке. Редакция газеты опубликовала фельетон, в котором сообщалось, что один из заместителей президента акционерного общества совершил за счет общества поездку за границу, использует не по назначению служебный транспорт, не осуществляет надлежащим образом возложенный на него контроль соблюдения работниками требований инструкции по охране труда и т.п. По мнению организации, эта информация привела к повышенной текучести кадров, снижению трудовой и производственной дисциплины и стала причиной понесенных ею убытков.
В ходе разбирательства дела суд пришел к выводу, что в фельетоне отсутствуют сведения, касающиеся оценки производственно-хозяйственной деятельности предприятия. Увольнения работников предприятия и рост нарушений трудовой и производственной дисциплины прямого отношения к публикации не имеют. Суд прекратил рассмотрение конфликта со ссылкой на то, что организация не может быть истцом, так как опубликованные сведения касаются только физического лица. Таким образом, в данном случае иск следовало подать самому сотруднику.
Возможно, что прошедшая в СМИ ложная информация касается одновременно и организации, и ее работника. В этом случае и юридическое, и физическое лица должны обратиться в суд с самостоятельными исками.
И еще один нюанс. Верховный суд в п. 18 Постановления N 3 подчеркнул, что извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 ГК РФ и другими нормами законодательства не предусмотрено. Поэтому суд не вправе обязывать ответчиков принести истцам извинения в той или иной форме. Вместе с тем суд может утвердить мировое соглашение, если стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением порочащих сведений. Данный порядок не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

Налогообложение

Допустим, что организация признана виновной в распространении ложной информации и выплатила на основании решения суда компенсацию причиненного другому предприятию морального вреда и понесенных им убытков. Будут ли уменьшать налогооблагаемую прибыль эти затраты? Можно ли в данном случае включить уплаченные денежные средства в налоговые расходы на основании пп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ как признанные должником и подлежащие уплате на основании решения суда, вступившего в законную силу, суммы штрафов и возмещения убытков или ущерба?
По мнению специалистов Минфина, нет. Так, в Письме от 02.08.2005 N 03-03-04/1/127 сообщается, что эта норма позволяет учесть только суммы, взысканные с организации за нарушение договорных обязательств. Поэтому расходы на возмещение убытков, причиненных распространением не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию сведений, не учитываются для целей налогообложения прибыли как не соответствующие требованиям ст. 252 НК РФ. На наш взгляд, точка зрения финансистов отвечает нормам законодательства, и названные расходы нельзя учесть при исчислении налога на прибыль.
Рассмотрим противоположную ситуацию. Представим, что пострадавшая от распространения непроверенных сведений организация получила на свой расчетный счет денежную компенсацию. Возникают ли налогооблагаемые базы по НДС и налогу на прибыль? Понятно, что эти средства никак не связаны с реализацией товаров, работ, услуг или имущественных прав, ведь организация ничего не передавала лицу, выплатившему эту компенсацию. Поэтому начислять НДС с полученной суммы не надо. Причем этот вывод верен, если деньги получены не только от редакции СМИ, но и от предприятия, с которым ранее осуществлялись какие-либо хозяйственные операции. Например, если организацию опорочил бывший заказчик (или покупатель) и перечислил компенсацию убытков, то и в этом случае денежные средства не связаны с расчетами за проданные товары (оказанные услуги, выполненные работы), а значит, оснований для уплаты в бюджет НДС нет.
Теперь о налоге на прибыль. Известно, что в соответствии со ст. 248 НК РФ налогом облагаются доходы от реализации (ее, как мы уже выяснили, в данном случае нет) и внереализационные доходы. Перечень облагаемых налогом внереализационных доходов, перечисленных в ст. 250 НК РФ, является закрытым, и рассматриваемая нами компенсация морального вреда и убытков, понесенных от дискредитации деловой репутации организации, в нем не указана. Поэтому можно сделать вывод о том, что эти денежные средства не увеличивают налоговую базу.
Конечно, всем нашим читателям мы искренне желаем никогда не оказываться участником конфликта (ни в качестве пострадавшей, ни в качестве виновной стороны) о защите деловой репутации организации. Однако если избежать такой критической ситуации не удалось, надеемся, что вам пригодятся приведенные в данной статье рекомендации.

Comments are closed.

Добавить в закладки